Код любви

Стоимость электронной книги:

2.49 USD
Отложить

Аннотация/Описание книги - «Код любви»

«Код любви» — остросюжетная психологическая драма, первая книга серии «Бегство». Валерия Вершинина увлечена миром артбизнеса. Героиня собирается на международную выставку в Мюнхен с лучшей картиной сезона. Но самолет подвергается нападению террористов, полотно пропадает… Параллельно с основным сюжетом в романе присутствуют размышления о событиях, происходящих в мире: конфликты между странами, вопрос беженцев. Однако эти темы даются не в политическом, а психологическом аспекте.
Написать отзыв

Поделиться в соцсетях

Скачать книгу в форматах

  • EPUB
  • FB2
  • PDF
Электронная книга Код любви - Ананьева Елена

Серия книг
«Бегство»

Отзывы о книге «Код любви»

Открыла для себя Елену Ананьеву, как тонкого психолога. Неподдельный интерес к человеку, стремление показать самые драматические события его жизни и поворотные моменты истории имеют все шансы поставить эту книгу в ряд лучших произведений мировой литературы! Советую всем!
Спасибо за высокую оценку! Всеобъемлющий отклик и рецензию! Это подстегивает дальше работать, анализировать, писать роман с жизнью, - совершенствоваться. Я - оптимист, как говорят, последний романтик, но есть и в наше время романтики и им стоит объединяться. По крайней мере по интересам, сотрудничать в созидании, создавать новое, открывать прекрасное и наоборот.
С Богом! В светлые дни Пасхи опубликованы мои оба романа и, надеюсь, на благословение свыше и понимание читателей. Отзвуки в душах и отклики во Благо!
С уважением, Елена
Елена Ананьева - талантливый автор, умный, тонкий, образованный, обладающий широким кругозором.
Ананьева пишет о том, что хорошо знает, понимает и чувствует. Роман никого не оставит равнодушным, тонкий лиризм и исповедальность манеры изложения подкупают с первых же страниц.
СПОНТАННОСТЬ И ПОИСК
Вместо предисловия

Я не знаю, как писать предисловие к этой книжке Елены Ананьевой. Потому что книжка, в любом случае – это только одно-единственное направление, одна-единственная деталь, один-единственный штрих ее творчества. Того творчества, которое настолько переплетено с ежеминутностью и ежесекундностью ее жизни и судьбы, что и не разделишь-то их. Прямо-таки - голография, и безо всяких преувеличений и натяжек. А писать предисловие к голографическому образу – задача, право же, неблагодарная. Все равно придется ведь ограничиваться привычными формулировками, традиционными словами и фразами, что – по определению! – наверняка априори обеднит голографию.
И все же, все же.

У математиков есть принцип: доказательство «от противного». Так вот, «от противного, иными словами – от противоположного. От традиционного и привычного.
Модные слова: проект, акция, перформенс, инсталляция, экстрим.
Полузабытое, но органичное: течение жизни, будни и праздники, умение и необходимость ощущения солнца, тепла, света.
Идя от течения жизни, Ананьева приходит к проектам. К проекту жизни.

Елена Ананьева – беспрерывно и бесконечно – в проектах. Некогда, молодой журналисткой, она пристрастилась к художникам и к живописи, и возникла идея проекта «Золотые мастера Одессы».
Извечный девиз интеллигенции – укрепить и преумножить достояние культуры и искусства. Все понятно и все естественно. Значит – «Спаси и сохрани!» И этими словами определяется новая идея, новый проект.
Но, как необъятно и бездонно творчество художников, так и безгранично и всеобъемлюще это понятие – «Одесса». И когда складывается так жизнь, что Ананьева – на ПМЖ за границей, в Германии, в ее судьбе остаются и возникают новые… одесситы. Одесситы, которые не бывают «бывшими», где бы ни были они, поскольку в любой точке мира они все равно творят: одесситы же, как-никак! Соотечественники, земляки, единомышленники и соратники.
И возникает у нее проект «Содружество соотечественников». Славных соотечественников, так что не назвать его иначе, как – «Gloria»: слава!
Начинаются конкурсы, фестивали, культурологические акции.
А к участию в фестивалях, конкурсах, акциях присоединяются ереванцы и москвичи, рижане и тбилисцы. В обратных адресах конкурсных работ этих фестивалей и акций значатся Испания и Италия, Канада и Соединенные Штаты Америки, Греция Кипр, и Катай Таиланд, Австралия и Новая Зеландия. И, наряду с ними -… отдаленные районы, к примеру, Одесской области.
Среди конкурсантов и лауреатов – те, чье участие сделало бы честь самому солидному художественному форуму: востребованный художник с Манхеттена Юрий Горбачев и «всеобщий» писатель Михаил Жванецкий, звезда театра, кино и телевидения Нонна Гришаева и кумир многих поколений столь нелегкого на поверку «легкого жанра» - народный артист Украины Владимир Фролов, классики фотоискусства Леонид Сидорский и Борис Бухман, знаменитый мэтр документального кино Валерий Балаян, корифеи музыки – заслуженный деятель искусств России профессор Владимир Подгородинский и заслуженный деятель искусств Украины джазмен Юрий Кузнецов…
Ура! – есть на свете великое чудо по имени Интернет. И в самом деле, как без него, без возможности мгновенно, и со столь же мгновенной обратной связью, общаться с людьми на дальних континентах, когда где-то – будничная жизнь, а где-то – цунами или война… И в достойную когорту участников амбициозно, но вполне обоснованно подключаются те, чьи имена пока не на слуху, но они, эти имена, окажутся на слуху – уже хотя бы потому, что будут поставлены рядом с именами мэтров, корифеев и патриархов.

Ананьевой светит путеводная звезда – она материализовалась в бессмертном лике… Дюка де Ришелье. Под сенью Ришелье, составившего славу Одессе, и с именем и образом Дюка, ставшего символом города – живы и процветают ее все новые и новые проекты.
Разрастается география – своего рода, антишагреневая кожа. И счастье, что так. Вслед за Одесским музеем Западного и Восточного искусства, где уже неотъемлемой частью календаря признаны сентябрьские встречи лауреатов, «столбят за собою место» залы России и Франции, Германии и Америки. Официальный статус – у представительств ананьевских проектов во Владивостоке и Нью-Йорке. Выходят в свет альманахи и антологии, посвященные лауреатам и представляющие собственно произведения лауреатов конкурсов и фестивалей, придуманных и – главное! – воплощенных Еленой Ананьевой.
А сама она, между тем, продолжает писать, она пишет стихи и прозу, она издает книжку за книжкой.

Вопреки сухим канонам из школьных и вузовских учебников, ее собственные стихи и проза напоминают скорее эдакие сколы, когда невольный рисунок чудится на разбитом стихией камне. Еще бы сказал, что ее романы – это романы-сайнексы. У кинематографистов есть такой профессиональный термин – «сайнекс». То есть кусок пленки, на котором после снятого дубля или плана актер растопыривает пальцы в виде латинского V – мол, порядок, победа! По этим сайнексам при проявке определяют режим обработки всей партии пленки – для достижения максимального технического, а значит – и художественного эффекта.
Не хочу цитировать. Не хочу вырывать из контекста строки и строфы ананьевских стихов, абзацы и эпизоды ее прозы. Ее романов. Где действующие персоны, герои – те же художники, та же интеллигенция. И само собой разумеется, что, если речь идет о творческих людях, о художественной интеллигенции, то в душе у каждого из них – смятения и сомнения, без которых нет и не может быть творчества. И внезапно Ананьева то ли случайно предчувствует, то ли даже жестко предсказывает украинский Майдан-2014. Сюжеты головоломных приключений и политических катаклизмов, вплоть до тех, что достойны голливудского боевика-блокбастера, - у нее, у Елены Ананьевой, органично вплетаются в жизнь и судьбу не политика, не военачальника, но художника и всех тех, кто окружает его, кто олицетворяет его Музу…

У Юрия Карловича Олеши – «Ни дня без строчки».
Эрнест Хемингуэй утром каждого дня становился к конторке, чтобы писать.
У Марселя Пруста был – поток сознания.
У Василия Аксенова, Андрея Битова, Анатолия Гладилина – исповедальная проза.
У Сергея Довлатова, у Михаила Веллера – новая проза.
Я не сравниваю, не подгоняю под стереотипы, не пытаюсь соотнести авторскую манеру Ананьевой с тем, что и как делали признанные. Даже не стремлюсь, как минимум, вписать ее стилистику в прокрустово ложе пресловутых (и, увы, порою столь приснопамятных!) особо популярных брошюрок «по теории литературы».
Я просто-напросто ощущаю ту самую «сколовость», «сайнексовость», если угодно – голографическую спонтанность того, что и как пишет Елена Ананьева. И, коль скоро именно так, то, согласитесь, свежесть восприятия неизбежна. А от свежести восприятия идет по возрастающей читательский интерес.

Политический фон, конъюнктурность событий и ситуаций – как рискованно встать на «нужные» как раз сей момент рельсы, чтобы покатить по ним к гарантированному успеху - гарантированному политической (читай – революционной) целесообразностью!
Нет, к счастью, Ананьевой это ни к чему. И сцепка сюжетов в ее романах диктуется все же никакой не революционной целесообразностью, не политической конъюнктурой. Зато творческие поиски, житейские бури, проблемы стиля и собственного почерка для ее героев - первостепенны, основополагающи и самодостаточны. А это интересно и волнует меня-читателя! И я-читатель уже соотношу с каждым мигом жизни ананьевских героев – свои собственные, из разных лет и обстоятельств, мгновения и ощущения. Но Ананьева продолжает крутить калейдоскоп, и все новые и новые сочетания картинок спонтанно и голографично образуются в моем-читательском восприятии.

Только ли – в моем?
Елена Ананьева «попутно» успевает стать лауреатом множества литературных конкурсов, фестивалей, премий. Ее имя под овации произносят уже не только в Украине, Германии и России, но и в Хорватии. Ее работы отмечены жюри тех форумов, определяющими в которых является – ни больше, ни меньше! – чеховская нота.
Быть может, у Ананьевой своего рода – собственное тремоло в литературе? А пуркуа па, как говорится…
Когда-то, уже порядком лет назад, она набрасывала заметки о Борисе Эдуардсе, человеке и художнике поистине уникальной судьбы. В той судьбе переплетались солнечные блики и тени в одесских дворах - с аббревиатурами на воротах мальтийских рыцарских замков… так случилось в жизни Эдуардса. И так случилось в заметках Ананьевой о нем. Заметки эти оказались на поверку… чем бы вы думали… - удивительным и увлекательным, а еще – профессиональным «от и до» телевизионным сценарием. Сценарием, словно бы специально существовавшим и изначально созданным для нового проекта. Быть может, будущего проекта? А ведь Ананьева ни-ког-да не была связана с телевидением! И – так попасть «в десятку»… Уметь же надо, право же!
Выходит, у нее – свой голос в подлинном искусстве телевидения?
Пока фьючерсный телезритель станет определять свое мнение на сей счет, Елена Ананьева успеет многократно заняться иным. Уйти дальше. Чтобы – потом! – вернуться к этому проекту, и вернуться как раз по той причине, что он окажется востребованным. Да-да, позже. И год, и пять, и десять лет спустя. Ну, просто очень, очень хочется, чтобы так оно сложилось.

…Ах, да. Мы сейчас говорим о конкретной книжке Елены Ананьевой. О той книге, что сейчас – перед вами, читатель.
Мы с вами уже привыкли, что ее книги – как бы перевертыши, с двумя лицевыми обложками, но без непременной последней, завершающей.
Книгу открывает Елена Ананьева.
Перевернул – книгу открывают те, кто стал лауреатами и дипломантами конкурсов, фестивалей, акций, придуманных и организованных Ананьевой. Действующими лицами ее проектов.
Многогранно, многопрофильно, многообразно, многокрасочно. Голографично.
И все закольцовывается. Рондо!
Только пружина не заканчивается, а продолжается, продолжается, продолжается. И закручивается, и раскручивается, и синусоида охвата интересов на дисплее осциллографа обретает все больший размах, все большую амплитуду.
Говорите – нам интересно!
Пишите – нам интересно!
Рисуйте – нам интересно!
Исполняйте – нам интересно!
Снимайте – нам интересно!
А ведь, кстати, оно именно так и в самой жизни нашей с вами.
И, между прочим, из первых рук – от самой Елены Ананьевой – знаю, что у нее в работе уже новый проект, и новая книга, и новые поездки, и новые годы…

Евгений Женин,
член Правления
Национального союза кинематографистов Украины,
почетный работник культуры Украины
Написать отзыв

С книгой «Код любви» еще читают: